?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у helpchechikov в Обращение к Президенту: помогите распространить!
Не проходите мимо: помогите спасти несправедливо осужденного Владимира Чечикова. Очень прошу не перебивать promo хотя бы несколько часов!

Уважаемые блоггеры! Всем уже давно известно, что вы - сила! И с вами считаются, даже Президент выделил свое драгоценное время на встречу с вами.

Новости в различных СМИ уже давно цитируют то, что говорите вы. Последняя надежда только на вас!

Муж моей подруги, Владимир Чечиков работал в камчатском управлении Почты России. Вместе с семьей он туда переехал по направлению из главного офиса. На новом месте он быстро освоился и за несколько лет превратил один из убыточных филиалов в передовой, перегнав по динамике показателей более 80 отделений почтовой связи.

Но это же место работы оказалось для него роковым.

Вот его фотография:


А это письмо его жены, Екатерины, к президенту Дмитрию Анатольевичу Медведеву, которое, мы очень надеемся, что он прочтет, иначе в пятницу судебное постановление перечеркнет его жизнь и жизнь его семьи раз и навсегда.



Открытое письмо Президенту РФ Д.А. Медведеву

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Обращаюсь к Вам не только как к гаранту Конституции, обеспечивающему соблюдение прав и свобод граждан, но и как к человеку с высшим юридическим образованием. Речь идет о несправедливом обвинительном приговоре, который 18 ноября с.г. вынес суд города Петропавловск-Камчатский по делу моего мужа – директора УФПС Камчатского края Владимира Чечикова.
Трудно найти причину того, почему на нас обрушился этот удар. Видимо, старый классический принцип, рожденный еще в советские времена, – «был бы человек, а дело на него найдется» – по-прежнему в чести здесь, вдали от федерального центра. Тому свидетельство – те двойные стандарты, которые применялись в этом странном уголовном деле и на которые пытался указать в суде наш адвокат Владимир Калиниченко, сам в прошлом следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР.

То, как осудили моего мужа, свидетельствует о том, что в качестве преступления можно представить любое самое заурядное действие, если, конечно, уметь передергивать факты, не обращать внимания на «ненужные» показания и улики, добиваться «нужных» признаний от свидетелей и не слишком обременять себя соблюдением процессуальных норм. При этом не обязательно даже наличие потерпевшей стороны.

Так, в частности, моего мужа обвинили в «необоснованном присвоении средств» из-за того, что он получал от предприятия компенсацию за аренду жилья. Когда Владимира Чечикова назначили руководить Камчатским филиалом Почты России мы переехали всей семьей в Петропавловк-Камчатский и сначала жили в гостинице, которая в соответствии с Трудовым договором оплачивалась из бюджета предприятия на основании Трудового кодекса.

Затем мы переселились в съемную квартиру, расходы на аренду которой нам компенсировало предприятие. Это нормальная практика: всем директорам филиалов Почты России, направленным руководить управлением федеральной почтовой связи в другой регион, предприятие оплачивает съемное жилье.

Расходы на аренду квартиры (которые, что примечательно, значительно ниже, чем стоимость номера в гостинице за аналогичный период) были согласованы в установленном порядке и признаны правомерными и краевой налоговой инспекцией, и контрольно-ревизионным управлением Почты России, которые ежегодно проверяли филиал. Но для следствия мнение указанных инстанций значения почему-то не имеет. Съем служебной квартиры для руководителя трактуется следствием в обвинительном тоне: как «необоснованное получение денежных средств». Ни о каком другом толковании этот факта они и слышать не хотели.

Самое удивительное, уважаемый Дмитрий Анатольевич, что в деле моего мужа полностью ОТСУТСТВУЕТ потерпевшая сторона – ФГУП «Почта России» ею себя не признает, поскольку отсутствует финансовый ущерб как таковой. УФПС Камчатского края как филиал ФГУП «Почта России» является самостоятельно коммерческой организацией, а не бюджетным или государственным учреждением, и вправе самостоятельно определять свои расходы. Предприятием были представлены следствию необходимые официальные документы по согласованию размера компенсации за аренду квартиры. И что же? Эти доводы и позиция «Почты России» не были приняты во внимание ни следствием, ни гособвинителем, ни судом. Более того, город Петропавловск-Камчатский будоражат слухи – думается, что далеко не беспочвенные, что обвинительное заключение утверждал один из влиятельных в Камчатском крае руководителей, который не позволил ни гособвинению, ни следствию занять объективную позицию.

Одним необоснованным обвинением в адрес моего мужа следствие не ограничилось, изобретая все новые и новые. Складывается стойкое впечатление, что следственными органами решалась задача во что бы то ни стало «упрятать» Владимира Чечикова за решетку.
Летом 2010 года Камчатское УБЭП обвинило моего мужа в том, что он якобы причинил ФГУП «Почта России» ущерб в особо крупном размере, подписав акты о выполнении ремонтных работ в отделении почтовой связи «Вилючинск» Елизовского почтамта, стоимость которых была якобы завышена.

В сентябре 2010 года контрольно-ревизионная группа УФПС Камчатского края провела с привлечением независимого эксперта проверку ОПС «Вилючинск» на предмет соответствия фактически выполненных работ представленным документам. Никаких расхождений в суммах и цифрах выявлено не было.

Мой муж обратился в Отдел собственной безопасности УВД по Камчатскому краю с просьбой о проверке действий сотрудников УБЭП УВД, распространивших заведомо ложные сведения и направивших их в адрес руководства ФГУП «Почта России» (руководству предприятия предложили написать заявление в правоохранительные органы в связи с якобы имевшим место ущербом от действий Владимира Чечикова). Проведенной ОСБ УВД проверкой был подтвержден факт направления сотрудниками УБЭП в ФГУП «Почта России» письма, содержащего недостоверную информацию. По информации ОСБ УВД по Камчатскому краю, к виновным были приняты меры дисциплинарного воздействия.

Ответом УБЭП на попытку моего мужа отстаивать свои права стало очередное обвинение. Чечикову инкриминировали трудоустройство «мертвой души». Якобы имел место факт «фиктивного» приема на работу на должность советника директора гражданина К. и получения за него директором заработной платы.

Лицо, о котором идет речь, действительно работало в филиале, однако не фиктивно, а вполне реально. Роковой ошибкой моего мужа стало то, что он принял на должность советника человека, не имевшего права трудиться по совместительству из-за специфики своей основной работы. Поэтому, видимо, на начальном этапе следствия гражданин К. заявил, что ни дня не работал в филиале, дав следователям все карты в руки. Так возникла следственная версия о «мертвых душах» в УФПС Камчатского края. Надо отметить, что после гражданин К. самолично направил прокурору края признание, что всё же имел трудовые отношения с УФПС, а зарплату за него по доверенности получала его знакомая. Но после этого у него побывал сотрудник правоохранительных органов, после чего «показания» опять были скорректированы в нужную сторону. В сторону обвинительного уклона против моего мужа!

В ходе суда по надуманному обвинению мужу квалифицировали ущерб в особо крупном размере (более 1 миллиона рублей), хотя ни один факт не подтверждает версию следствия, что именно мой муж с помощью банковской карты снимал и присваивал себе зарплату уволенного работника. Также необходимо отметить, что на указанной банковской карте до сих пор находится 700 тыс. рублей, что подтверждено следствием. При этом саму карту ни у моего мужа, ни у кого-либо из его родных и знакомых в результате оперативно-следственных действий не обнаружили. Уже находясь под стражей, Владимир Чечиков неоднократно обращался с ходатайствами к органам об исследовании видеозаписей с 5-ти близко расположенных друг к другу банкоматов, чтобы установить, кто же конкретно пользовался банковской картой, которую следствие так и не смогло отыскать. Но это, по-видимому, было невыгодно кому-то в следственном аппарате ил и стоявших над ним инстанциях, поскольку развалило бы «дело» против моего мужа, шитое белыми нитками.
Уважаемый Дмитрий Анатольевич, я обращаюсь к Вам потому, что на местном уровне правду выяснить не удается, а камчатское «правосудие» совсем не слышит доводов защиты и не стремится к установлению истины. Более того, складывается впечатление, что истинную информацию по «делу Чечикова» постараются скрыть от общественности, потому что при любом объективном рассмотрении дела оно бы давно рассыпалось!

Хочу также обратить Ваше внимание на то, что руководители государства не устают твердить о декриминализации экономических преступлений. Много говорится о необходимости назначения альтернативных мер наказания, не связанных с лишением свободы, к лицам, не представляющим общественной опасности, о замене арестов по экономическим делам на подписку о невыезде. Между тем, в ходе следствия моего мужа Владимира Чечикова необоснованно держали под стражей, давили на него таким образом. Суд назначил ему суровое наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года и штрафа в 500 тысяч рублей. Спрашивается, так ли общественно опасен Владимир Чечиков? Напомню, что в ходе расследования дела и последующего суда Почта России не выдвигала претензий к директору своего Камчатского филиала. Никаких заявлений об ущербе или нанесенном вреде от Почты России в правоохранительные органы не подавалось.

Даже в жестокие военные годы, исходя из соображений общественной полезности, из мест заключения на фронт в народное хозяйство возвращали людей, которые имели организаторские способности. Так почему же по абсурдным обвинениям, не выдерживающим серьезной критики юристов, каким-то силам удалось запрятать за решетку эффективного управленца Владимира Чечикова, который оставил Москву и поехал работать в суровых условиях Камчатского полуострова и вывел прежде отсталый филиал Почты России в лидирующие, оказал активное содействие ФСКН в пресечении наркотрафика по почтовым каналам и вообще принес много пользы краю?
Спрашивается, чем руководствовались в «деле» Чечикова отдельные правоохранители, явно выполнявшие чей-то приказ или заказ, и здешняя Фемида? Думается, что отнюдь не государственными интересами…

Я возлагаю на Вас последнюю надежду и прошу Вас дать поручение соответствующим инстанциям разобраться с более чем странным делом Владимира Чечикова и, в целом, с правовым беспределом, который творится у нас на Камчатке и благодаря которому любого человека у нас можно безосновательно упрятать за решетку.

Законы Российской Федерации должны неукоснительно соблюдаться на всей территории страны, и Камчатский край не должен быть исключением.

С уважением, Кржановская Екатерина Анатольевна
«21» ноября 2011 года



Будущее Владимира Чечикова, его жены и двоих малолетних детей находится под угрозой, потому что камчатская полиция предъявляет Владимиру очень серьезные обвинения. Почта России при этом, что характерно, претензий к Чечикову не имеет.

Эта ситуация нелепая и несправедливая. Мы часто ругаем почту, жалуемся на ее медлительность, но в этой ситуации мы можем помочь: помочь человеку, который вышел за рамки просиживания штанов и просто хотел хорошо и честно делать свою работу.

Пожалуйста, помогите распространить письмо моей подруги Екатерины как можно шире! Каждый комментарий и каждый пост имеет значение, если их увидит Президент. Увидит – и даст поручение разобраться, как это было с нашими летчиками в Таджикистане. Ведь это даже не Таджикистан, это своя, родная Камчатка. Не дайте им пропасть, Дмитрий Анатольевич!

Помогите распространить это письмо!

Вам ничего не стоит нажать 2 раза кнопку, а реально это может спасти человека.